Уроки мужественности от Гарри Гудини

Уроки мужественности от Гарри Гудини

Почти столетие прошло после его смерти, но, будучи самым знаменитым артистом своего времени, Гудини до сих пор известен и почитаем многими. Он был королем «золотого века магии».

Его огромную популярность можно объяснить человеческим желанием бросить вызов смерти. Гудини, казалось бы, заигрывал со смертью снова и снова, только чтобы в очередной раз рассмеяться ей в лицо и остаться в мире живых. Совершенно не имело значения, каким количеством цепей его связывали, насколько крепкими были наручники и тугими веревки. Где бы его ни запирали — в ящике, склепе, сейфе, тюрьме — он всегда выбирался оттуда. Ничто не могло удержать его, он казался непобедимым. Подобно тому, как он избавлялся от веревок и цепей, которыми его связывали, он разбивал в пух и прах суждения о том, что обычный человек на такое не способен. Гудини по праву называют первым «супергероем» Америки. И в этом заключалась вся его притягательность. Он казался сверхчеловеком во всех отношениях, но все же он был одним из нас. Он показал, каким огромным потенциалом обладает человек, когда знает, как раздвинуть границы своих возможностей.

О жизни и деяниях Гудини можно писать много. Сегодня мы представим только некоторые из его уроков мужественности.

Намеренная практика — ключ к величию

На протяжении всей карьеры Гудини почитатели его таланта ломали голову над тем, как он проделывает свои удивительные подвиги. Кто-то считал, что он был в контакте с миром духов, и сверхъестественные силы позволяли ему дематериализовываться для совершения своих побегов.

Но секрет успеха Гудини был не в мистике и даже не в магии. Все заключалось в его решимости выложиться до последней капли пота, крови и слез, лишь бы быть лучшим из лучших во всем мире. Короче говоря, он был мастером намеренной практики.

Когда в юном возрасте Гарри начал практиковать магию, он просил своего брата связывать его веревками, а затем проводил по несколько часов на крыше дома, где жила их семья, пытаясь освободиться. Он бегал и ездил на велосипеде на большие расстояния для тренировки тела и выносливости. Взращенному на улицах Нью-Йорка, ему пришлось много поработать над тем, чтобы избавиться от слов и выражений, которые выдавали в нем отсутствие должного образования. Он брал уроки риторики, стремясь отточить навыки харизматичного шоумена.

В возрасте 18 лет он уже мог задержать дыхание на 3 минуты и 45 секунд.

Он начал изучать секреты всех замков, какие только были в мире, и не успокоился, пока не научился тому, как справляться с ними с помощью отмычки. Он коллекционировал разные виды наручников и корпел над чертежами замков, сделанных в США и Европе, изучал их, пока не приобрел энциклопедические знания обо всех ключах и замках мира.

Дома он сделал большую глубокую ванну, в которой развивал свое умение задерживать дыхание и выживать под водой. Для подготовки себя к прыжкам в холодную реку в наручниках и кандалах, он добавлял в воду лед и таким образом тренировал выносливость. Он полюбил эти ныряния в ледяную воду и говорил: «Мне даже становится лучше после такого купания».

Он научился развязывать узлы с помощью пальцев ног, в результате они приобрели ловкость пальцев рук. Он упражнялся в заглатывании предметов и выталкивании их обратно. Он практиковал ловкость рук перед большим зеркалом.

Он редко спал более 4 часов в сутки и всегда держал возле себя тетрадь, куда записывал новые идеи.

Его практические занятия были постоянными и до такой степени всепоглощающими, что он часто забывал о еде и личной гигиене. Его жене Бесс приходилось напоминать ему о необходимости сменить белье.

Он буквально вылепил из себя того, кем хотел стать.

Победите страх и боль

Гудини доводил свои трюки до совершенства, и в результате все выглядело легко и непринужденно. Неудивительно, что люди думали, будто духи помогают ему. Правда в том, что его подвиги были результатом невероятных физических усилий. Трюки разрабатывались с учетом мер предосторожности и были с «секретами», но все равно требовали большой силы, гибкости и стального мужества.

Гудини говорил, что если бы он не умел побеждать свои страхи, он бы не только публично опозорился, но и погиб.

Когда меня, раздетого и в наручниках, помещают в ящик, заколачивают гвоздями и бросают в воду, или когда меня заживо хоронят под 2 метрами земли, необходимо сохранять абсолютное спокойствие духа… Если я запаникую, я пропал.

Для успеха также требовалась способность терпеть боль. Гудини принимал почти любой брошенный ему вызов. Зрители приносили на его шоу всевозможные наручники, замки и цепи и придумывали изощренные испытания его доблести. Каждое выступление было для него величайшей победой. Гудини знал, что если он не примет вызов, его репутация будет разрушена. И он был вынужден принимать все вызовы, чего бы это ему ни стоило. Так, если во многих случаях на собственное спасение у него уходило минуты две, на другие требовался час, и это было настоящим испытанием его выносливости и ума. Он появлялся, обливаясь потом и задыхаясь, в порванной одежде и с налитыми кровью глазами. Веревки сжимали вены, нарушая кровообращение, тяжелые кандалы и наручники оставляли на лодыжках и запястьях кровоподтеки, замки прищемляли кожу, и при освобождении от них разрывалась плоть. Но для Гудини шоу всегда продолжалось.

Когда наручники и кандалы сковывают мои конечности, не позволяя им пошевелиться, я смотрю вниз на водное течение и убеждаю себя в том, что смогу это сделать. В момент полета до удара об воду для меня ничего не существует вокруг. Если дело происходит зимой с температурой воды близкой к замерзанию, испытание выглядит наиболее ужасно. Резкий холодный удар врезается прямо в сердце, и в такой момент я часто прокусываю губы до крови от шока.

Прыгая как-то с десятиметровой высоты в залив Вуллумулу, Гудини ударился лицом. Как результат — два синяка под глазами и несколько расшатавшихся зубов. Был случай, когда он позволил людям связать его и обмазать дегтем. Он освободился за 41 минуту, но «было чертовски больно».

Однажды, когда его помещали в водяную камеру пыток, у него сломалась лодыжка. Врач убеждал его немедленно ехать в больницу. Но Гудини завершил не только трюк, но и все шоу. Ему наложили шину, и он продолжил турне.

В другой раз, когда его упаковывали в холщовый мешок, лопнул кровеносный сосуд в почке. Он начал мочиться кровью, и врач сказал ему, что необходимо на несколько месяцев забыть о требующих больших усилий трюках. Гудини сказал, что такая отсрочка невозможна. «Мой долг сообщить вам, что продолжать вести такой образ жизни равносильно самоубийству. Вы должны смириться с тем, что такое усердие уже не для вас… Если вы будете продолжать, вы не проживете и года», — серьезно произнес доктор. «Вы меня не знаете», — ответил Гудини, пожав плечами. Он взял две недели отпуска, а затем продолжил выступления со свойственной ему уверенностью. На протяжении следующих 15 лет маг отправлял доктору фотографии и газетные вырезки с описанием его опасных подвигов с неизменной подписью: «Все еще жив и полон сил».

Конечно, этот стоицизм перед лицом боли можно было трактовать как нездоровую крайность, которая его и погубила. Однажды после нескольких ударов в живот (человек хотел проверить легендарную крепость живота мага), у Гудини началась сильная боль. Несмотря на высокую температуру в 40 градусов он считал, что обязан продолжать свои выступления. Когда он, наконец, спустя несколько дней согласился поехать в больницу, его аппендикс уже лопнул, и, несмотря на то, что его прооперировали, Гудини не удалось выбраться из оков смерти.

Продолжайте раздвигать границы своих возможностей

Гудини стал национальной звездой в возрасте 26 лет, а через несколько лет покорил и Европу. Он совершал побеги из тюремных камер США, федеральных тюрем, Скотланд-Ярда и страшного стального вагона, в котором возили заключенных в Сибирь.

Его способность избавляться от всяческих механизмов снискала ему мировую славу «короля наручников».

Но Гудини никогда не почивал на лаврах. Он не мог. Подражатели постоянно воровали его трюки, дублировали его подвиги и ложно обвиняли его в мошенничестве. Поэтому он постоянно раздвигал границы своих возможностей и был в поиске такого невероятного трюка, который невозможно было бы продублировать.

Когда зрители привыкли к его простым трюкам с наручниками, он стал усложнять их: прыгал с мостов в реки, будучи в кандалах и в цепях, выбирался из заколоченных гробов, сундуков и упаковочных ящиков. Он проделывал это за несколько минут, оставляя цепи и наручники по-прежнему закрытыми, а контейнеры, казалось бы, нетронутыми. Он находил выход отовсюду: из стеклянных ящиков, холщовых и кожаных мешков, огромного футбольного мяча и даже брюха неопознанного «морского чудовища», выброшенного на берег.

Когда конкуренты копировали его трюки, он вводил более опасные элементы. Например, он объединил побеги из ящиков с прыжками в реку. Он забирался в тяжелый сосновый ящик, который был так мал, что ему приходилось прижимать колени к груди, чтобы вместиться в нем. Затем на него надевали наручники и кандалы, ящик заколачивали гвоздями, обвязывали канатами и цепями (90 кг металла) и бросали в бухту в Нью-Йорке. Гудини совершал побег менее чем за минуту. Ящик был нетронут, канаты и цепи оставались на месте.

Затем он перенес трюк с утоплением на сцену. Сначала было освобождение из молочного бидона, а затем из водной камеры пыток.

Чтобы заинтриговать зрителей перед трюком с молочным бидоном, Гудини предложил всем задержать дыхание на максимально возможное время. Примерно через минуту все сдались. Он залез в бидон, который затем заполнили ведрами воды и запечатали крышку на 6 замков. Бидон поместили в большой шкаф, и огромный таймер начал отсчет секунд. Ассистент Гудини начал нервно расхаживать вокруг с топором, будучи готовым разбить крышку, если Гудини не появится. На отметке в 3 минуты, когда зрители уже начали заметно волноваться, мокрый Гудини вышел из шкафа под гром аплодисментов.

Водная камера пыток была сконструирована мной самим… На это потребовалось 2 полных года. Еще 1 год потребовался, чтобы обрести достаточное мужество для совершения трюка. Хотите упрекнуть меня? Представьте себя, висящим вниз головой в заполненной водой тесной камере с заблокированными руками и ногами. Я считаю, что это кульминация всех моих исследований и трудов. Я никогда больше не смогу сделать нечто более опасное и сложное, чем это.

Став старше, Гудини все равно не останавливался. В возрасте 52 лет он запечатал себя в герметичный гроб, который затем был погружен в воду. Он покоился в нем в течение полутора часов при температуре около 38 °C. Это было сделано, чтобы развенчать утверждение, выполнившего подобный трюк конкурента, о том, что человек не сможет прожить в таком состоянии более 3 минут без перехода в таинственное каталепсическое состояние. Гудини доказал, что это лишь дело выносливости и тренировки. Однажды он был погребен под 2 метрами грязи и сумел выкарабкаться наружу.

Тренировки, мужество, дисциплина, сила, стремление к величию — вот слагаемые успеха Гудини. Но по большому счету все сводится к воле. Как сильно вы хотите стать настоящим мужчиной? Готов ли вы заплатить такую цену?

Я хочу быть первым. Я страстно хочу быть первым. Первым в своей профессии… За это я отдам все свои силы. Быть во главе — это все, что я прошу… поэтому я старался изо всех сил и боролся. Я изнурял свое тело и рисковал жизнью только ради того, чтобы все воскликнули: «Гений!»… Я силен, как вы видите, силен телом, но моя воля еще сильнее. Я боролся с железом и сталью, с замками и цепями. Я горел, тонул и мерз до тех пор, пока мое тело не переставало чувствовать боль. Я делал невероятное, потому что я говорил себе: «Ты должен». Теперь мне 36 лет. Человек всего лишь человек, и организм мстит. Однако воля управляет им, когда она достаточно сильна. Как вы думаете, эти религиозные мученики, добровольные мученики, например, в Индии, которые пытают себя, продевая крюки сквозь плоть и раскачиваясь в подвешенном состоянии, вы думаете, они страдают от боли? Я говорю: «Нет, не страдают». Я убедился в этом на себе. Нужно страстно думать о том, что ты делаешь, о подвиге, и это побеждает боль, некоторые виды боли. Если мысль достаточно сильная, боль проходит на какое-то время. Иногда задача, стоящая передо мной, очень трудная. Не всегда, но иногда. Я падаю на пол и корчусь от боли. Я должен стараться изо всех сил. Я бьюсь об пол, о стены. Я напрягаюсь, рыдаю и изнуряю себя, и начинаю снова, и снова изнуряю снова. Но чувствую ли я боль? Нет, никогда. Как я могу чувствовать боль? Ей нет места во мне. Все мое сознание заполнено одной мыслью — освободиться! Освободиться! Ощущение этой свободы, этого успеха — потрясающее чувство!

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*